Квартал 72

Версия для слабовидящих

О блокаде — в звучании имен

8 сентября у стены музея «ДОТ № 20 рубежа «Ижора» купчинцы произносили вслух имена тех, кого унесла блокада. Чтение было посвящено воинам, покоящимся на кладбище Памяти жертв 9 января.

Даже самые страшные войны заканчиваются. Пепелища порастают травой, на руинах поднимаются дома, затягиваются раны в людских сердцах. И понемногу ожесточенность уступает место радости жизни, прощению и любви к людям. Но навсегда остаются солдатские могилы — мемориалы, памятники и пирамидки на старых кладбищах. И еще ненайденные воины, что лежат в оплывших траншеях, густых лесах, на морской глубине.

У многих погибших не осталось родственников, и многих имен нет на обелисках. Лишь архивные документы хранят память о том, откуда эти солдаты были родом, где призывались в армию, куда их забросила война, и где они встретили смерть. Нужно лишь открыть эти документы.

На кладбище Памяти жертв 9 января есть большие братские могилы. Сюда в годы блокады свозили погибших жителей Ленинграда, и тех защитников нашего города, что скончались в ленинградских госпиталях. Только в военных списках упомянуто около 900 имен — солдаты, сержанты, офицеры, интенданты, медсестры. Их имена до сих пор не увековечены на памятных стелах но уже второй год в день 8 сентября жители Купчино произносят их вслух.

Проект «Блокадные чтения» поставил недостижимую цель — назвать по имени всех погибших в блокаду. Произнесенное имя — конечно, этого слишком мало, чтобы сохранить память о человеке. Но воскрешая строки военных донесений, мы можем на миг соприкоснуться с теми, чья жизнь была оборвана войной, отдать им дань уважения.

Организованная муниципалитетом № 72 акция всегда проходит на Пражской улице, 35, около музея «ДОТ № 20 рубежа «Ижора». В этом году она не была многолюдной, но проходившие мимо купчинцы останавливались, вслушивались в имена и сами присоединялись к чтению. «Мой дедушка был танкистом, он погиб под Ленинградом, но неизвестно когда и где. Вдруг я услышу здесь его имя и что-то узнаю о нем?» — поделилась одна из женщин.

Акцию посетили пожилые участницы общества «Дети блокады». Тамара Андреевна рассказала, как ее мама на оборонительных работах развешивала колючую проволоку, и все ее руки были в порезах. Как от бомбы обрушился соседний дом, и в провалах были видны вещи и детские игрушки. И как было трудно набирать воду из Невы, карабкаясь по скользкому склону. Зоя Леонидовна вспомнила, что каждый раз поев хлеб, искала на полу упавшие крошки, понимая, что их там нет. А Лидии Павловне врезалось в память, как после смерти мамы ее долго везли по Ладоге. У эвакуированных малышей от голода выпадала прямая кишка, и врачи всем по очереди вправляли ее.

Весь день над музеем ДОТ № 24 рубежа «Ижора» реяло алое знамя — оно словно призывало людей спуститься в его каземат. И весь день музей был полон посетителей. Экскурсовод Денис Шаляпин рассказывал о том, как устроена восстановленная им огневая точка, как создавался рубеж «Ижора» и каким было Купчино в военные годы. На экскурсии Дениса Шаляпина можно ходить много раз — купчинский краевед постоянно работает в городских архивах и дополняет свои рассказы новыми уникальными фактами.

Жительница Купчино Лидия Шубина собирает личные вещи, фотографии, письма и документы времен войны. Из множества предметов с полевых раскопок, комиссионок и антикварных сайтов Лидия выбирает самые трогательные, необычные и познавательные. С частичкой ее коллекции можно было познакомиться на уличной экспозиции — подержать в руках, полистать страницы. И ее рассказы всегда увлеченно слушают и дети, и взрослые.

Наступил вечер, и небо окрасилось алым заревом, таким же ярким, как висевшее перед дотом знамя. Казалось, что закат укрывает флагом тех, о ком мы вспомнили или не успели вспомнить сегодня. И невольно думалось — как жаль, что память прошлого не может уберечь человечество от новых войн.

Ольга Ясененко

Title
Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!